necto_shuhrich

Categories:

ГЛОНАСС не НАШ

Или Руккожопым о руккожопости

27 сентября 2020, 

Космический масштаб импортозамещения

Что происходит с «Глонасс»

Российская навигационная система «Глонасс» стала витриной борьбы России с технологическими санкциями США и Евросоюза. Собранные из иностранных деталей спутники предстоит перевести на российскую элементную базу, при этом не допустив снижения качества сервисов и надежности спутникового флота. Скрыть неудачу будет невозможно: спутники в публичном доступе и проанализировать их работоспособность можно из любой точки Земли.

Субметровая неточность

Пять лет назад, 28 октября 2015 г., на заседании правительства в Ново-Огареве в то время вице-премьер Дмитрий Рогозин чувствовал себя уверенно. В присутствии президента он сделал программное заявление о будущем «Глонасс». В новых космических аппаратах, докладывал Рогозин, предусмотрено увеличение навигационных сигналов, что позволит в результате полного замещения группировки к 2020 г. выйти на точность сигнала до 1 м, что абсолютно конкурентно позиции GPS.

Вице-премьер, курировавший оборонную и космическую отрасли с 2011 по 2018 г. (сейчас Рогозин возглавляет госкорпорацию «Роскосмос»), не приукрашивал действительность. Он верил написанному. В частности, план полного замещения группировки «Глонасс» спутниками нового (третьего) поколения «Глонасс-К» был основной целью федеральной целевой программы «Поддержание, развитие и использование системы «Глонасс» на 2012–2020 гг.» (ФЦП «Глонасс»). В соответствии с программой максимум до конца этого года орбитальная группировка «Глонасс» должна была состоять из 24 основных космических аппаратов «Глонасс-К», которые и позволили бы достичь тех характеристик, которые анонсировал Рогозин. В частности, субметровой точности. Если еще точнее, то в программе стояла цель достичь точности определения координат в 60 см.

Президент запомнил сказанное тогда Рогозиным. И в сентябре 2017 г. на заседании Военно-промышленной комиссии напомнил конструкторам отечественной навигационной техники, что их задача – повысить точность «Глонасс» до уровня американской GPS.

Реальность получилась не столь блестящей. Сейчас 25 из 27 спутников системы «Глонасс» на орбите (из которых по целевому назначению работают 23) – это аппараты «Глонасс-М» второго поколения. Их производство давно прекращено, но в последние годы хранящийся на земле резерв позволял оперативно заменять выводимые из строя аппараты. Сейчас на земле остался последний «Глонасс-М», в то время как потенциальных кандидатов на замену гораздо больше: из функционирующих сейчас спутников 13 находятся уже за пределами семилетнего гарантированного срока активного существования. Это может сказаться на состоянии группировки и параметрах навигационного сигнала в любой момент. И, возможно, уже сказывается. Прямо сейчас в составе «Глонасс» функционируют 23 аппарата, хотя должно быть 24.

А целевое значение точности «Глонасс» в ФЦП было изменено с 60 см до 2,7м.

Категория Space вне доступа

Причина, по которой России не удалось совершить плановое обновление космических аппаратов навигационной системы, – это технологические санкции США, не позволившие производителям бортового оборудования закупить нужную электронно-компонентную базу (ЭКБ) категории Space, т. е. радиационно стойкую.

Поставка ЭКБ двойного назначения – категорий Space и Military – регулируется международными правилами торговли вооружениями ITAR (International Traffic in Arms Regulations) – набором правил, формулируемых правительством США для экспорта товаров и услуг оборонного характера. Закупки такой продукции требуют оформления экспортных лицензий для вывоза с территории США и ЕС (равно как и из третьих стран, если в разработке использовано ноу-хау американских компаний). Бюро промышленности и безопасности коммерческого департамента США (BIS) в 2014 г. приостановило выдачу лицензий для России, что притормозило многие российские космические проекты, в том числе не связанные с военной тематикой.

Разработчики спутников для «Глонасс» попали в непростую ситуацию, поскольку спутники «Глонасс-К» (два таких экспериментальных аппарата были выведены на орбиту в начале десятилетия) на 80% состояли из тех деталей, доступ к которым оказался перекрыт.

Разумеется, с ограничениями такого рода российские производители сталкиваются не впервые. Для их преодоления еще в советские времена спецслужбами были выстроены схемы, позволяющие приобретать необходимые детали. Схемы эти никто не отменял, но они не универсальны: когда речь идет не об одном образце, а о целых партиях микросхем, которые производит один или два разработчика во все мире, обмануть систему очень трудно.

«Когда ввоз регулируемых в рамках ITAR компонентов в Россию был запрещен, государство выделило определенные средства на импортозамещение, – говорит исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники (АРПЭ) Иван Покровский. – Но они распылялись по всей номенклатуре электронных компонентов. В результате ни один из запущенных проектов не выходил на целевые показатели, т. е. на тот уровень, при котором импортозамещающий продукт мог бы полноценно заменить те изделия, которые стали недоступны». Поэтому, объясняет Покровский, выбор был такой: откатиться назад в технических характеристиках спутников на 15–20 лет, используя доступные российские компоненты, или искать возможности купить ЭКБ в обход санкционных ограничений. Второй путь весьма рискованный и не очень надежный, особенно если речь идет о десятках космических аппаратов.

В 2015 г. научно-технический совет «Роскосмоса» принял логичное решение: спутники «Глонасс-К» нужно перепроектировать таким образом, чтобы они состояли из российских деталей. Но так как всех нужных деталей отечественного производства не существовало, то проект такого космического аппарата требовался на отдаленную перспективу. В ОАО «Российские космические системы» – дочернем предприятии «Роскосмоса», назначенном главным по импортозамещению в космической отрасли, – заявляли, что такой аппарат российской промышленности под силу создать за 4–5 лет. Время показало, что эти планы были нереальными. Сейчас речь идет еще об одном таком же временном горизонте.

«Импортозамещение – это длинный и непростой путь. Мы начали его в 2014 г. и планируем завершить в 2025 г. – к этому времени всю комплектацию мы сможем получать от российских поставщиков», – пояснил «Ведомостям» Николай Тестоедов, генеральный директор компании «Информационные спутниковые системы им. Решетнева» (ИСС им. Решетнева), где делают спутники для «Глонасс». Тестоедов отметил, что «испытывает оптимизм» в отношении программы импортозамещения.

Пока появление полностью российского спутника «Глонасс» переносится, восполнять группировку будут аппаратами «Глонасс-К» и «Глонасс-К2», которые собираются из того, что есть в наличии. Процесс идет нелегко: контракт на изготовление девяти «Глонасс-К» и двух «Глонасс-К2» объемом 62 млрд руб. ИСС им. Решетнева получила в 2016 г. Предполагалось, что первые аппараты будут готовы уже в 2018 г., а в 2019-м их начнут запускать. К сегодняшнему дню на космодром Плесецк ИСС им. Решетнева отправила только один аппарат «Глонасс-К».

Фактически сейчас надежда на то, что действующие аппараты «Глонасс-М» прослужат дольше своего гарантийного срока в семь лет. Если спутники начнут выходить из строя в ближайшие год-два, заменить их будет нечем. В этом случае всей системе грозит деградация.

Тестоедов заверяет, что целостности спутниковой группировки ничто не угрожает. «Я в этом испытываю полную уверенность, так как за весь процесс отвечает наше предприятие», – говорит он.

Уверенность изготовителя в данном случае действительно очень важна, поскольку он владеет полной информацией о ресурсе существующих космических аппаратов, которая недоступна потребителям системы. В том числе о ресурсе бортовых часов. На каждом спутнике не один комплект стандартов частоты. Когда один выходит из строя, вводится резервный. Информация о том, сколько таких часов осталось в резерве, держится в секрете.

Уверенность Тестоедова относительно работоспособности действующей спутниковой группировки обнадеживает. Настораживает другое – отсутствие внятной дорожной карты, описывающей развитие российской микроэлектронной промышленности, которой уже через пять лет предстоит выпускать весь перечень деталей, нужных для современных навигационных спутников. Впрочем, сами микроэлектронщики утверждают, что, даже если бы таковая была, ее все равно невозможно было бы реализовать. «Полное импортозамещение в микроэлектронике невозможно, эта идея в корне утопична, – говорит Покровский. – Если ставить более реальную задачу – снизить риски санкционных ограничений, – то ее можно решать. Нужно выделить ту номенклатуру, которая подпадает под наиболее жесткие ограничения, и сосредоточить ресурсы на этом направлении. Если отказаться от распыления средств по разработкам широкой номенклатуры, сконцентрировав инвестиционный потенциал на критически важных направлениях, это было бы правильно. И такой подход мог бы дать результат в перспективе пяти лет».

Работы по импортозамещению ЭКБ курирует Минпромторг. В этом ведомстве не ответили на вопросы «Ведомостей» относительно создания комплектации для «Глонасс». Запрос «Ведомостей» в «Роскосмос» также остался без ответа.

Для спутниковых навигационных систем ключевым показателем является точность, и тут возникли проблемы на фоне санкций, даже несмотря на выделенные в достаточной мере ресурсы и военный статус «Глонасс», констатирует Андрей Ионин, член-корреспондент российской Академии космонавтики им. Циолковского. «Непонятно, как в такой ситуации «Роскосмос» собирается решать те задачи, о которых говорит в последнее время, например задачу создания системы «Сфера», включающую сотни спутников. Это тем более сложно в силу того, что нужно будет не только построить спутники, но еще и окупить их создание, эксплуатацию и дальнейшее совершенствование», – сомневается Ионин.

Электронная промышленность с нуля

Последнюю по хронологии значимую попытку написать стратегию развития отечественной микроэлектроники предпринял «Ростех». Программа с бюджетом в 798 млрд руб. рассчитана до 2024 г. После оценки в министерствах (отведенный для этого срок истекает в сентябре 2020 г.) ее наверняка еще будут дорабатывать, но основная идея, скорее всего, сохранится: требуется взрастить отечественное производство ЭКБ с нуля, т. е. начать придется с проектирования и создания самих средств производства.

Альтернативы этой стратегии действительно пока не видно. Использующие западные технологии российские производители ЭКБ – «Ангстрем», «Микрон», НИИМЭ – также попали под санкции BIS, что если не парализовало, то сильно осложнило их текущую деятельность. Это значит, что опробованный прежде вариант – купить оборудование за границей и запустить его здесь – актуальность для России потерял. В такой ситуации сложно придумать еще что-то, кроме создания собственной промышленности. Это дорогой, долгий и громоздкий процесс. К тому же, оплатив создание производств ЭКБ, государство затем будет вынуждено эту промышленность содержать.

Особенность космического приборостроения в том, что оно концентрирует в себе все технологии микроэлектроники самого передового уровня. «Но при этом спутникостроение не формирует объемного спроса, – констатирует Покровский. – Сколько одинаковых микросхем может закупить производитель космических аппаратов? Десятки, максимум сотни. Для микроэлектроники это не тот спрос, который позволит развивать технологии. Их можно развивать, когда спрос измеряется миллионами единиц».

Так или иначе, пока предложение «Ростеха» о создании своей микроэлектронной промышленности встречает критику: эксперты считают, что созданная в изолированных условиях продукция не будет ни передовой, ни конкурентоспособной. Кто ее будет создавать, тоже не ясно: должного уровня специалистов в России крайне мало.

А до тех пор пока нет четкого понимания, как будет развиваться отечественная микроэлектроника, нет смысла называть и дату появления спутника «Глонасс», полностью собранного из российских комплектующих. Он появится тогда, когда будут созданы и заработают производства и когда они освоят технологии создания ЭКБ передового уровня. Раньше ему взяться неоткуда.

В качестве временной альтернативы могут применяться детали из Китая, но производитель не испытывает в отношении китайской ЭКБ особого энтузиазма. «Мы имеем возможность закупать необходимую элементную базу в Китае, но приоритет отдаем отечественным разработкам, – говорит Тестоедов. – Только в тех случаях, когда нет возможности приобрести российскую или западную комплектацию, мы готовы рассмотреть закупки элементной базы китайского производства, при этом уделяя серьезнейшее внимание контролю качества и надежности».

Третья ФЦП «Глонасс» на горизонте

Пока другие министерства решают, как быть с микроэлектроникой, в «Роскосмосе» пишут проект новой программы по поддержанию и развитию навигационной системы на 2021–2030 гг. Это уже третья по счету ФЦП «Глонасс». В нее по наследству перейдут задачи из программы, завершающейся в этом году, – по обновлению группировки и повышению точности. По словам Тестоедова, до 2030 г. для «Глонасс» планируется изготовить более 30 космических аппаратов.

«Необходимо постоянно поддерживать группировку, – поясняет глава ИСС им. Решетнева. – Если говорить о перспективе, то спутники серии «Глонасс-К» имеют десятилетний срок службы. На орбите нужно иметь 24 аппарата в основной группировке – как минимум по одному аппарату в каждой из трех орбитальных плоскостей. Также должен быть наземный резерв. Плюс новые разработки – аппараты, находящиеся на стадии летных испытаний. Поэтому 30 спутников нам необходимо изготовить в любом случае, независимо от того, в какой программе будет обозначено появление данных аппаратов».

Необходимость еще одной отдельной программы по «Глонасс» сейчас очевидна не всем. Например, на взгляд Ионина, отдельная ФЦП «Глонасс» имела смысл в ситуации, «когда группировка восстанавливалась и в рамках данного проекта требовался весьма объемный комплекс мер, включающий восстановление некоторых сложных производств». На нынешнем этапе задачи по «Глонасс» можно разделить между Федеральной космической программой и гособоронзаказом без ущерба для результата, считает он.

В Минэкономразвития не ответили на вопрос «Ведомостей» о том, когда нынешняя ФЦП «Глонасс» будет закрыта, а следующая – согласована всеми заинтересованными сторонами. По словам информированного источника в «Роскосмосе», оба события, скорее всего, произойдут уже в следующем году.


ЗЫ Импортозамещение в России. На этом поприще Россия получила две первых места, золотые награды:

«Золотые руки»

И «Осваивание Бюджета»



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded