necto_shuhrich

Categories:

Русские — ето велосипедороссы, малороссы и белороссы


«Открытие Малороссии» образованными кругами российского общества показывает, что не было и тогда никакого «единого народа».

 Вот - свидетельства русских! 

Сообщения князя Ивана Андреевича Долгорукого, владимирского губернатора: «Славный бубны за горами или Путешествие мое кое-куда», 1810г, и  «Путешествие в Киев», 1817г: «Здесь  я уже почитал себя в чужих краях, по самой простой, но для меня достаточной причине: я перестал понимать язык народный; со мной обыватель говорил, отвечал на мой вопрос, но не совсем разумел меня, а я из пяти его слов требовал трем переводу». 

Далее: «Не станем входить в лабиринт подробных и тонких рассуждений; дадим волю простому понятию, и тогда многие, думаю, согласятся со мною, что где перестает нам быть вразумительно наречие народа, там и границы нашей родины, а по-моему, даже и отечества»…

«Люди чиновные принадлежат всем странам: ежели не по духу, то по навыкам они — космополиты; их наречие, следовательно, есть общее со всеми. Но так называемая Чернь — она определяет живые урочища между Царствами, кои политика связывает, и Лифляндец всегда будет для России иностранец, хоть он и я одной державе служим»…

«Наконец въехали мы в пределы Украйны. Зачал приходить мне на память пан Хмельницкий и Мазепа. ...Везде без исключения мазанки, нет других жилищ. Появились хохлы. В 28 верстах от Харькова деревня Липцы ими заселена. Увидели мы образчики плодородного климата: на воздухе родяться арбузы без всякого садовнического присмотра; для них отведены изрядные места и их зовут бакши. Туда в своїх нарядах и пестрых юбках из ковров ходять бабы очищать сей плод от побочных растений. Мы несколько сборищ таких объехали. Это делает приятную для зрений картину».

А вот семь лет спустя. В дневнике Долгорукий записывает: «Здесь обитают козаки. Началась Малороссия: другое наречие, другие обычаи». …«Я по пояс высунулся из кареты, закричал: «Наши, русские!». И мысленно сказал себе: «Вот что значит родина! И после этого можно ли меня уверить, что я в отечестве своем, когда бываю в Украйне, в Курляндии или на Вятке? Нет, все мне чужое за областью той, в которой я родился».

                                                           ***

В 1830 году известный  издатель «Московского телеграфа» Николай Полевой делился своими впечатлениями: «Идите от Москвы на юг, и вы увидите, что, постепенно находя изменения, за Десной и Сеймом вы перешли к народу, совершенно отличному от нас, чистых руссов. Язык, одежда, облик лица, жилища, мнения, поверья — совершенно не наши!». 

                                                               ***

Очень интересен взгляд Тараса Шевченко на эту разницу из его русскоязычной повести «Капитанша»: «В первом же селе Черниговской губернии уже беленькие хатки, соломой крытые, с дымарями, а не серые бревенчатые избы. Костюм, язык, физиономии — совершенно все другое. И вся эта перемена совершается на пространстве двадцати верст. В продолжение одного часа вы уже чувствуете себя как будто в другой атмосфере».

                                                     ***         

И, наконец, свидетельство успешного издателя, библиофила, российского путешественника Николая Всеволожского (1836 год): «Белгород остался позади... Здесь чувствуешь уже совсем иную природу: ты вступил в Малоросию! Народ не тот, черты лица другие, почва земли, местоположение, все принимает другой вид».

                                                       ***

А путешественник Алексей Левшин («Письма из Малороссии», 1816 г.) писал так: «Ежели бы все предания, переходящие из рода в род, сохранялись между жителями здешний, ежели бы Малоросияне были более любопытны, то урочища, могилы и бугры, которых здесь безчисленное множество, могли бы открыть нам изобильный источники для исторических разысканий и показать истину, опровергнуть многие места в летописях наших, основанные на одних только догадках, пустых и нелепых». 

И дальше его рассуждения: «Пробежав бытописания Малороссии, которая несколько веков составляла воинственное и независимое от России Государство, которой первобытные жители смешались с Черкесами, Татарами, Поляками и, может быть, со многими другими неизвестными для нас народами; которая долго не имела других законов, кроме законов человеку врожденных, других занятий, кроме войны, других постановлений, кроме свободы, равенства, простой и дружественной жизни козаков, сделавшихся страшными для всех соседственных держав; пробежав, говорю, историю Малороссии, бывшей независимою, и рассмотрев состояние ее под  игом Польши и под владычеством (дипломатичне слово — И.С.) России, — мы удобно открываем причину, производящую различие и доставляющую жителям здешним преимущества, ценою крови предков купленные». 

                                                               ***

Вот свидетельство еще одного, польского шляхтича Карла Хоецкого, который в 1768 году, как раз в эпоху Колиивщины и восстания польских «конфедератов», был пленен российскими войсками и через Украину отправлен в Сибирь. Он вспоминал, в частности, следующее: «Мы каждый день видели, как выводили гайдамаков из тюрем (это происходило после уманских событий) по несколько человек, наказывали их плетьми, вырывали им ноздри по обычаю москалей, а затем отправляли на пожизненную ссылку в Сибирь».

И далее: «По дороге в Сибирь мы остановились в Нежине. Этот город ухоженный и многолюдный. Как оказалось, жители были очень человечные ... обращались с нами вежливо и ласково ... Когда мы покидали город, нежинцы перегоняли нас на санях, бросая нам хлеб ржаной и пшеничный и деньги. Мы были глубоко тронуты человечностью этого народа ... Совсем другое отношение к пленным оказалось в московских деревнях, когда мы пересекли российскую границу. Это было совсем другое населения, резко отличавшееся своими обычаями от украинцев. Когда мы въезжали в московские села, то почти все жители сбегались смотреть на нас, как на зрелище, они насмехались над нами, бросали в нас снегом, землей ... Вели себя с нами враждебно, не хотели нам ничего продавать, а если и соглашались, то требовали неимоверную цену».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded