necto_shuhrich (necto_shuhrich) wrote,
necto_shuhrich
necto_shuhrich

Отхожая история

Предисловие
Что Погодинъ ни говори, а гораздо болѣе половины земляковъ нашихъ - обрусѣвшая чудь. Посмотрите въ Тверской на Карелъ, въ Нижегородской, Пензенской, Симбирской и др. на Мордву, Чувашь - они обрусѣли въ глазахъ нашихъ, и нынѣшнее поколѣніе не знаетъ болѣе своего языка. Тоже видѣлъ я въ Пермской, Вятской и - Орловской; пусть рѣшитъ Погодинъ, какъ Историкъ, какого поколѣнія чухны жили въ орловской, но это чудь. Одна половина Курскаго населенія также.

Даль В. И.
С.П.б. 12 Nоября 1848


Отхожие люди, как мощный процесс обрусение коренных народов Нечернознмья.





Крестьяне переводились на денежный оброк. Заработать деньги крестьянам можно было либо занимаясь промыслами, либо уходя на заработки в город. Крестьян, уходивших на заработки в город, называли отходниками.
[далее]Путями-дорогами крестьян, уходивших на время из родной деревни для заработков на стороне, пересечена была Россия во всех направлениях. Уходили на близкие, дальние и очень далекие расстояния, с севера на юг и с запада на восток. Уходили, чтобы вернуться в намеченный срок, и приносили из чужих мест не только деньги или купленные вещи, но множество впечатлений, новых знаний и наблюдений, новых подходов к жизни.

 В отход отправлялась здесь преимущественно мужская молодежь, даже подростки — до солдатской службы. Редкий мужчина этого села не побывал на заработках. Иногда уходили и девушки: няньками, кухарками в рабочих артелях земляков.
Но в других местах женский уход на заработки, как правило, осуждался. Вот информация того же времени из Дорогобужского уезда Смоленщины. На заработки здесь тоже уходят преимущественно молодые парни, но еще и вернувшиеся со службы солдаты. Отходом «почти все» занимались по своей охоте. Это «почти» относится, по-видимому, к тем случаям, когда парня посылала на заработки семья, большак. Ушедший непременно присылает деньги семье. Женщины.же, за редким исключением, никогда не ходят на заработки. Автор информации решительно относит это утверждение и к девушкам, и к женам, и к вдовам.


Если хозяйство крестьянской семьи было небольшим и рабочих рук в семье было больше, чем нужно, то на отхожие заработки уходили «лишние», надолго, иногда даже года на три, покидая семью. Но большинство отходников оставляло семью и хозяйство лишь на ту часть года, когда нет полевых работ. В центральном районе наиболее распространенный срок отходничества был от Филиппова заговенья (14/27 ноября) до Благовещенья (25 марта/7 апреля). Срок отсчитывали по этим вехам, так как они были постоянными (не относились к передвижной части церковного календаря). В некоторых сезонных работах, например, строительных, сроки найма могли быть и другими.
Отхожие промыслы были очень разными — и по видам занятий, и по своей социальной сущности. Крестьянин-отходник мог быть временным наемным рабочим на фабрике или батраком в хозяйстве зажиточного крестьянина, а мог быть и самостоятельным ремесленником, подрядчиком, торговцем.


Большинство населения страны жило в здоровых условиях сельской местности. Часть сельского населения «челночно» обеспечивала рабочей силой промышленность (практически все виды промышленности использовали труд отходников) и, если использовать современный термин - сферу обслуживания: извозчики, водовозы, горничные, няни, приказчики, трактирщики, сапожники, портные и пр. К этому следует добавить, что и из помещиков многие жили и служили в городе временно, затем возвращались в свои имения.
Современники по-разному оценивали значение отходничества в крестьянской жизни. Часто отмечали дух самостоятельности, независимости у поработавших на стороне, особенно в больших городах, подчеркивали осведомленность отходников в самых разнообразных вопросах. Например, фольклорист П. И. Якушкин, немало походивший по деревням, писал в 40-х годах XIX века о Ранненбургском уезде Рязанской губернии: «Народ в уезде более, нежели в других местах, образован, причина чего ясная - многие отсюда ходят на работы в Москву, на Низ (то есть в уезды в низовьях Волги.— М. Г.), набирают уму-разуму».


Вот так, из угро-финских деревушек уходил мужичок и не только он, немало уходило и баб на сезонные работы, а пол года в году за всю трудовую деятельность, это пол жизни. Уходили в город где там осваивали разговорный, так называемый, русский язык города. Кто-то его выучил будучи, дворней и в прислугах у помещика. Вот так из века в век работала школа "переквалификации" разношерстных племен европейской России в русских людей, из которых в конце 19 века решили сшить так называемых великороссов по подобию украинцев и белорусов.
С ростом промышленности в России за 2 последних столетия окончательно завершилась обрусение местных аборигенов, чего когда то добивались православные попы еще с начала своей миссионерской деятельности. А последнюю точку поставила Советская власть. Да и сейчас процесс продолжается.


Дополнение.
Разбросанные среди русских в Поволжье инородцы-финны не только не противятся обрусению, но, сознательно или бессознательно, сами идут ему навстречу. Везде, где пермяк или мордвин встречает русского, он старается ему подражать в одежде и быте, перенимает от него песни, повторяет за ним русские слова и при каждом удобном случае выдает себя за русского. Быть как можно больше похожим на русского - вот идеал инородца. Деревни со смешанным населением - русским и финским - одна за другой делаются русскими. Инородческие острова, находясь между русскими поселениями, один за другим исчезают, и теперь, например, в нескольких местах Поволжья так называемая “русская мордва”, то есть обрусевшее потомство недавней мордвы, только недоумевает, почему ее называют мордвою, когда она ничего общего с настоящей мордвой не имеет. Но и финские массы Поволжья держатся уже плохо. Лучше других сохраняет свою народность черемиса. Но и на нее вырубка лесов, устройство поблизости заводов и фабрик, проведение железной дороги (не говоря уже о воинской повинности) действуют сильно. О мордве, пермяках, вотяках нечего и говорить. Вероятно, пройдет еще немного времени, и эти народности исчезнут с этнографической карты России.

Поддаются обрусению и народы Севера - зыряне и остяки. “Все то молодое поколение деревень, - говорит один недавний наблюдатель о наиболее отдаленных от русского центра зырянах ижемцах, - которое прошло через русские школы, уже свободно и понимает, и говорит по-русски”, то есть находится на пути к обрусению . О более близких к русским поселениям зырянах и остяках нечего и говорить. Я только упоминаю о когда-то многочисленных вогулах; они уже почти не существуют: одни вымерли, другие обрусели.

Из сибирских инородцев многочисленные тунгусы с необыкновенной быстротой подчиняются обрусению, и уже большое их число (до 50 процентов) считают себя русскими. Армакские тунгусы, между озером Байкал и рекой Джидой (Забайкальской области, Селенгинского уезда), говорит местный наблюдатель, называют себя “русскими” и “православными” и одинаково владеют тунгусским и русским языком.

Только инородцы магометане и буддисты держатся крепко, поддерживаемые религией. Татары Поволжья и Северного Кавказа, башкиры, киргизы, калмыки, буряты, тем более высококультурные сарты Туркестана сохраняют свою народность. Но из киргиз те, которые приняли христианство, превратились уже в русских и хотя и говорят еще, может быть, лучше по-киргизски, чем по-русски, но называют себя русскими.

Соболевский А.С.

Русский народ как этнографическое целое




ЗЫ Реплика на вопросы непонятливым румствующим
"...Но не могут пояснить как дикие, по представлению украинствующих, финны-охотники, рассеянные по огромным пространствам, без дорог, Интернета, литературы, школ, с полугодичной зимой и распутицей смогли выучиться языку из другой языковой группы. И зачем им, собственно, его было учить? Для уплаты дани много слов не надо. Как ни крути, а украинствующим следует признать высокие способности финнов к обучению. Но тогда возникнет вопрос: как совместить эти способности с обвинениями украинствующих в адрес русских в неспособности последних выучить мову?"
За тысячу лет можно и мартышку научить разговоривать. Так что через тысячу лет, русские в Украине выучат мову.
Tags: Империя, Россиюшка, этнография
Subscribe

  • Исконный комплекс национальной неполноценности

    Общественная патология* исконно русских людей(социальная болезнь) – комплекс национальной неполноценности в варяжском вопросе. Ключевский В. О.…

  • Суд над Мордором

    "Они лгут. Мы знаем, что они лгут - говорит Мут. — И они знают, что мы знаем, что они лгут" "Я никогда не прощу Россию": родственники погибших в…

  • Начинаем...

    Я начинаю публиковать ярых русофобов, которые смешивает в говно исконно рссуких людей. Хотя в УРБе не было принято с обеих сторон публиковать «не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments