necto_shuhrich

Categories:

За нашу и вашу свободу

 Как воевали настоящие козаки в УНР: украинские, донские и кубанские 

Донской козак Фролов (казаки были на стороне Деникина)


… Михаил Федорович Фролов родился 13 ноября 1897 года в станице Новочеркасской в семье донского козака — директора гимназии. В Первую мировую войну Михаил Фролов был храбрым офицером, в гражданскую войну дослужился до чина есаула, был помощником командира 42-го Донского полка по строевой части и командовал там Партизанским дивизионом. Окончил только гимназию и Новочеркасское военное училище. Весной 1920 года полк Фролова отступил вместе с отрядом генерала Николая Бредова в Польшу. Там Фролов с группой козаков 8 марта 1920 года присоединился к армии УНР под названием 42-го Донского казачьего конно-партизанского отряда. Казаки вступили в армию УНР под лозунгом «Боритесь за свободу Украины, пока не появится возможность бороться за свободу родной Козакии». В его состав также влилась конная сотня кубанцев сотника Юркевича. 24 марта отряд Фролова был переименован во 2-й Конный полк 2-й Железной стрелковой дивизии.

Фролов оказался талантливым кавалерийским командиром. 4 мая его козаки овладели Ямполем, выбив оттуда небольшой советский отряд. 5 мая офицерский разъезд Фролова около села Писаривки встретился с разъездом полка Черных запорожцев — авангарда Армии УНР Михаила Омельяновича-Павленко, которая возвращалась из 5-месячного Первого зимнего похода. 6 мая армия Омельяновича-Павленко соединилась с украинскими и польскими частями и продолжила вместе с ними наступление на восток. 9 июня 1920 года 2-й Конный полк был соединен с остатками 3-го Конного полка и переименован в новый 3-й Конный полк, оставшийся в составе 3-й (ранее 2-й) Железной Стрелковой дивизии генерал-хорунжего Александра Удовиченко, а Фролов был произведен в сотники армии УНР, что примерно соответствовало капитану русской императорской армии и есаулу козачьих войск. Но под его началом было всего 300 человек. 9-10 июня полк Фролова отразил, вместе с другими частями дивизии, советскую атаку на реке Стрыпа. 26 июня Фролов получил благодарность в приказе по дивизии «за работу по формированию и обучению подчиненных ему частей и мастерское руководство операциями». В сентябре 1920 года он был произведен в полковники. 17 сентября, пройдя за день более 50 км, полк Фролова захватил красный бронепоезд и занял г. Чертков, нанеся большие потери отступавшей из Галиции красной пехоте. Как вспоминал А. Удовиченко о фроловцах, «боролись они честно и храбро до конца...» Вот донесение Фролова о бое 17 сентября 1920 года: «3-й конный полк и 9-я конная сотня быстрым аллюром двинулись в направлении на Пробижну. Когда конный отряд вышел на высоту, что за один километр к югу от Пробижной, из которой видно шоссе Черткив — Гусятин... Александр Удовиченко увидел густую колонну пехоты (до 1500 штыков), которая подходила к Пробижной.

Перед колонной вертелись дозоры 3-го конного полка, которые перестреливались с вражескими дозорами... Командир 3-го конного полка полковник Фролов увлекся такой картиной. Сердце кавалериста не выдержало, и он просит разрешения атаковать... 3-й полк красиво развернулся в лаву и двинулся на врага. Пушка открыла огонь по вражеской колонне. В колонне — суматоха, но неожиданно враг разворачивается в цепь и идет навстречу 3-у конному полку. Положение создалось опасное: выдержит ли полк вражеский огонь? Однако, полк двигается вперед. Красные залегают. Слышен обильный ружейный и пулеметный огонь. Конный полк переходит в намет. Ружейный огонь вдруг прекращается. Видно (как) конники махали саблями и рубили пехоту, а кое-кто из казаков колол пиками. Какие-то конные москали, вероятно, командиры и комиссары, убегали во всю прыть к Пробижной... 3-й конный полк завершал разгром красной пехоты. Полк потерял строй. На пространстве почти полкилометра суетились ездоки, настигая одиночных красных, и рубили их. Полк вышел к Пробижной, а часть его гналась за тачанками, которые убегали по шоссе на Гусятин.

Зарублено красных было до 200 человек, взято в плен 300... 3-й конный полк имел убитыми одного офицера и легко ранеными 8 козаков... В 15 час. командир конной сотни штаба дивизии прислал донесение, что его разъезды вышли к Черткову. Полковник Тютюнник доносил, что колонна красных силой до 100 конных и 200 пеших с двумя пушками отошла на Копичинцы.

Командир группы (Вдовец) решает эту колонну уничтожить, для того высылает к Копичинцам 3-й конный полк. После короткого боя полк взял Копичинцы, но натолкнулся на вражеский бронепоезд, который отходил к Гусятину. Командир полка (Фролов) выслал к востоку от Копичинець разъезд разобрать железнодорожный путь, в результате чего бронепоезд попал в руки полка. За день 17 сентября 3-й конный полк прошел 50 км».

А 27 сентября 1920 года фроловцы почти полностью уничтожили советский 420-й стрелковый полк. В этот день в большом бою за селение Минькивцы Фролов занял села Тимкив и Отроков и вывел свой полк на шоссе Минькивцы — Новая Ушица. Около Антоновки казаки Фролова атаковали резерв 420-го красного полка и взяли 320 пленных и зашли в тыл красным, державшим фронт перед украинской 8-й бригадой. Как доносил Фролов, «вражеская цепь начинает в панике убегать на с. Капустяны. Полк атакует эту цепь. 12 пулеметов на тачанках секут врага, а сотни рубят. Пехота 8-й бригады занимает Антоновку». На поле боя осталось, по донесению 3-го Конного полка, «до 300 москалей убитыми и ранеными; 420-й полк в составе 1500 штыков почти весь уничтожен». На следующий день фроловцы разбили 3-й батальон 420-го полка, 1-й конный советский полк и «заградительный отряд», показав, по словам Удовиченко, «высокие боевые качества и отвагу». 8 октября полк Фролова участвовал в боях за Замахив. В этих боях, проходивших с начала октября, дивизия Удовиченко потеряла около 200 человек, уничтожив будто бы до 2000 красноармейцев.

21 ноября 1920 года после поражения армии УНР в безнадежной войне с превосходящими силами Красной Армии, вспыхнувшей после того, как поляки заключили с Советами перемирие, ее остатки, включая полк Фролова, под натиском частей Красной Армии перешли на западный берег р. Збруч и были интернированы. В этом последнем бою полк Фролова с помощью оставшихся артиллерийских снарядов отразил атаку бригады Котовского на переправу. В неудачном «Ледяном походе» Юрия Тютюнника фроловцы не участвовали. 24 мая 1921 года 3-й Конный полк численностью 68 офицеров и 421 казак вошел в состав Сводно-козачьей дивизии и вместе с ней был размещен в лагерях в польском местечке Остров-Ломжинский.

В советской историографии и в ряде биографий Котовского утверждалось, что в дальнейшем Фролов пробрался из Польши на Дон и Кубань и там сколотил партизанский казачий отряд, дравшийся против красных. Незадолго до того, как бригада Котовского отправилась на борьбу с Антоновым, «кубано-донской повстанческий отряд» Фролова якобы был разбит, а сам атаман схвачен и расстрелян.

В действительности Фролов на Дон и Кубань никогда не возвращался, и вряд ли даже когда-нибудь узнал, как его именем воспользовался Котовский. В августе 1921 года, после ликвидации лагеря, Михаил Федорович переехал в Чехословакию, в Прагу, где стал одним из основоположников движения Вольного казачества, пытавшегося объединить козаков Дона, Кубани и Терека под лозунгом создания дружественного Украине Союзного козачьего государства в результате восстания и вооруженной борьбы с большевиками. В 1921-1922 годах Фролов вместе с членом Кубанской рады Игнатом Билым на субсидии польского правительства основал и редактировал газету «Голос козачества», выходившую в Варшаве, а в 1927 году они начали издавать журнал «Вольное Козачество — Вильне Козацтво», тоже на польские субсидии. Тогда же в Праге была создана инициативная группа ставившая целью создание независимой Козакии, возглавляемая генерал-майором Исаакием Быкодоровым. Фролов принял в ней активное участие. В этих изданиях пропагандировалась идея союза самостоятельных Украины, Дона, Кубани и Грузии после победы над большевиками. Фролов и его соратники подвергались нападкам со стороны большей части казачьей эмиграции, выступавшей за «единую и неделимую» Россию. Умер Михаил Фролов от туберкулеза в чешском городе Литомышле 11 июля 1930 года, на пять лет пережив Котовского. В его похоронах и в установлении памятника на его могиле самое активное участие приняли находившиеся в эмиграции в Чехословакии бывшие бойцы и командиры армии УНР во главе с кубанцем, полковником Василием Проходой, служившим вместе с Фроловым в 3-й Железной дивизии Удовиченко.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded