necto_shuhrich

Category:

Занимательная история: Памятник царю - как символ России




Третья дикая игрушка

Для российского холопа:

Был царь-колокол, царь-пушка,

А теперь ещё царь-жопа.( Эпиграмма А. Рославлева)



Памятник императору Александру III находится в Санкт-Петербурге, у входа в Мраморный дворец. Первоначально был установлен на Знаменской площади у Николаевского (ныне Московского) вокзала. Монумент посвящался «Державному основателю Великого Сибирского пути», то есть Транссибирской магистрали, начинавшейся от Николаевского вокзала, — строительство магистрали было начато при Александре III.

Писатель Василий Розанов, свидетель предреволюционных событий, своеобразно, но точно описал “гениальный по своей нелепости” памятник Александру III, созданный русским итальянцем князем Паоло Трубецким .


http://dugward.ru/library/rozanov/rozanov_paolo.html


Перехожу теперь к этому памятнику, который неделю назад я осмотрел в натуре. Он бесконечно обезображен пьедесталом: розовый гранит, "благородного розового цвета", отполированный, вылизанный и вычищенный, как бонбоньерка для продажи барышне, и на нем... водружена "матушка Русь с Царем ее".

Конь уперся... Голова упрямая и глупая. Чуть что волосы не торчат ежом. Конь не понимает, куда его понукают. Да и не хочет никуда идти. Конь - ужасный либерал: головой ни взад, ни вперед, ни в бок. "Дайте реформу, без этого не шевельнусь". - "Будет тебе реформа!"... Больно коню: мундштук страшно распялил рот, нижняя челюсть почти под прямым углом к линии головы. Неслыханная, невиданная вещь ни на одном, ни на едином памятнике во всемирном памятовоздвигании. Попробуйте-ка объяснить это! Но ведь это - Родичев и Петрункевич в Твери, не Бог знает какой премудрый Родичев, но который вечно бурчит про себя: "Всех закатаю!" Я сказал, что голова у коня упрямая и негениальная, "как мы все", "как Русь", как "наша интеллигенция". - "Пустите к свету!" А хвоста нет, хвост отъеден у этой умницы. Между хвостом - или, лучше сказать, "недостатком хвоста" - и злой, оскаленной головой помещено громадное туловище с бочищами, с ножищами, с брюшищем, каких решительно ни у одной лошади нет, и Трубецкой... явно рисовал не лошадь, а черт знает что! "Вдохновение", бессознательность!.. Именно так и нужно было: ну, какой "конь" Россия, - свинья, а не конь. "Чудище обло", - обмолвился где-то Третьяковский, а Радищев взял это слово в эпиграф к своему "Путешествию от Москвы до Петербурга". Совершенно соглашаюсь, что Трубецкой ни о каком Радищеве не слыхал, но ведь пространство-то между Москвою и Петербургом, курные избы, голод, темь - те же самые сейчас, какие видел и Радищев; и Трубецкой, одним глазком посмотрев на все это, вот так же точно, как он "не читал Данте", - инстинктивно выбрал в "верх" под императора не коня, а "чудище обло"... 

Зад, - главное, какой зад у коня! Вы замечали художественный вкус у русских, у самых что ни на есть аристократических русских людей, приделывать для чего-то кучерам чудовищные зады, кладя под кафтан целую подушку. Что за идея? - объясните! Но, должно быть, какая-то историческая тенденция, "мировой" вкус, что ли... "Задом (надо бы сказать грубее) живет человек, а не головой", - так, должно быть, изъясняют мужики господскую тенденцию к задастым кучерам. Но, вообще говоря, мы "разуму не доверяем", и это уже что-то более обширное, чем вкус к особым кучерам, хотя удивительно гармонирующее с ним. Даже раскольники, предпочитавшие гореть, чем дать занести свои имена в статистические списки, - и они выразились в этом лошадином "заде"... Трубецкой, который, конечно, видал и удивлялся "большим крупам" у кучеров, который что-нибудь слыхал о закопавшихся в земле раскольниках, как-нибудь видал и слыхал, хоть и не вслушиваясь, русских спорящих либералов, - все это смесил, соединил в великой безотчетности своей фантазии, своего слепого гения, слепого ума, и посадил упрямую, злую, почти ослиную голову ("уперлась вниз по-ослиному") на громадную полулошадь, полу... Бог знает что... Помесь из осла, лошади и с примесью коровы... "Не затанцует". Да, такая не затанцует; и как мундштук ни давит в нёбо, "матушка Русь" решительно не умеет танцевать ни по чьей указке и ни под какую музыку... Тут и Петру Великому "скончание", и памятник Фальконета - только обманувшая надежда и феерия...


Заказчиками памятника являлись император Николай II и члены царской семьи, отдавшие предпочтение проекту итальянского скульптора П. П. Трубецкого, работавшего в России в 1897—1906 годах. Модель скульптуры выполнялась в Петербурге. Бронзовую статую итальянский литейщик Э.Сперати отливал по частям: фигуру Александра III — в мастерской литейщика К. А. Робекки, коня — на Обуховском сталелитейном заводе. Постамент из валаамского красного гранита, более трех метров высотой, был сделан по проекту архитектора Ф. О. Шехтеля. На лицевой стороне постамента была выбита надпись: «ИМПЕРАТОРУ АЛЕКСАНДРУ III ДЕРЖАВНОМУ ОСНОВАТЕЛЮ ВЕЛИКАГО СИБИРСКАГО ПУТИ».

С. Ю. Витте в «Воспоминаниях» сетует на «неуживчивый характер» скульптора. Трубецкой, очевидно, не учитывал и мнения великого князя Владимира Александровича, усмотревшего в «модели Трубецкого карикатуру на его брата». Однако вдовствующая императрица, удовлетворённая явно выраженным портретным сходством, способствовала завершению работ над монументом.

Памятник существенно отличался от многих официальных царских монументов; скульптор был далёк от идеализации, от стремления к парадности. Александр III изображен в мешковатой одежде, грузно сидящим на тяжёлом коне, не соответствовал общепринятым представлениям об императорах. Как и во многих произведениях, здесь ярко воплотилось творческое кредо автора, говорившего, что «портрет не должен быть копией. В глине или на полотне я передаю идею данного человека, то общее, характерное, что вижу в нём». Независимо от степени достоверности слов, приписываемых Трубецкому, — «не занимаюсь политикой. Я изобразил одно животное на другом», — монумент вызывает ощущение тупой давящей силы. А. Бенуа отмечал, что эта особенность памятника «обусловлена не просто удачей мастера, но глубоким проникновением художника в задачу».

Ещё до открытия монумента скульптор почувствовал недоброжелательное отношение со стороны многих членов царской фамилии и высших чиновников. Николай II хотел переместить памятник в Иркутск, «отправить его в ссылку в Сибирь, подальше от своих оскорблённых сыновьих глаз», а в столице воздвигнуть другой монумент. С. Ю. Витте вспоминает, что скульптор даже не получил своевременно приглашения на торжественное открытие памятника и приехал в Петербург позднее. Тем не менее, 23 мая (5 июня) 1909 в Высочайшем присутствии памятник был освящён и торжественно открыт.

Отзывы известных людей о памятнике.

Стоит комод,

На комоде бегемот,

На бегемоте обормот,

На обормоте шапка,

На шапке крест,

Кто угадает,

Того под арест.

(В.Долгов. Русское искусство во II половине XIX — начале XX в.) 


«Посреди площади лежал огромный, красного порфира параллелепипед, нечто вроде титанического сундука. И на нём, мрачно проступая сквозь осенний питерский дождь, сквозь такой же питерский знобкий туман, сквозь морозную дымку зимы или её густой, то влажный, то сухой и колючий, снег, упершись рукой в грузную ляжку, пригнув чуть ли не к самым бабкам огромную голову коня-тяжеловоза туго натянутыми поводьями, сидел тучный человек в одежде, похожей на форменную одежду конных городовых; в такой, как у них, круглой барашковой шапке; с такой, как у многих из них, недлинной, мужицкого вида, бородой — «царь-миротворец» Александр Третий.»(Успенский Л. В. Одни ушли, другие живут рядом)


… на коне тяжелоступном,

В землю втиснувшем упор копыт,

В полусне, волненью недоступном,

Недвижимо, сжав узду, стоит.

(В. Я. Брюсов ,«Три кумира»)


«Россия, придавленная тяжестью одного из реакционнейших царей, пятится назад». Репин присутствовал на торжественном открытии этого памятника и в ту минуту, как увидел его, закричал: «Верно! Верно! Толстозадый солдафон! Тут он весь, тут и всё его царствование!» 


Видел вчера вечером памятник Александру III. Очень смешной и нелепый, лошадь совсем без хвоста, с раскрытым ртом, как будто страшно кричит, упирается и не хочет идти дальше, а он сам нелеп и неуклюж, особенно комичное впечатление сзади! Спина как женская грудь и лошадиный зад без хвоста. Кругом масса народа, очень меткие и иронические замечания делают…(Художник Борис Кустодиев о памятнике 23 мая 1909 г. своей жене)


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded