necto_shuhrich

Category:

Русский православный ИГИЛ. 2.

 Грузинская  православная церковь. История получение автокефалии

12 марта 1917 года было провозглашено восстановление автокефалии Грузинской церкви; на соборе Грузинской церкви в Тифлисе в сентябре того же года епископ Кирион был избран патриархом Грузии. Стоит отметить, что избран Кирион был с очень небольшим перевесом, получив 230 избирательных голосов против 206 неизбирательных. Другой кандидат, митрополит Леонид, набрал 230 избирательных голосов и 218 не избирательных голосов. Избрание Кириона было утверждено российским Временным правительством 25 сентября 1917 года.

Интронизован Кирион 1 октября 1917 года во Мцхете, в патриаршем соборе 12-ти Апостолов при громадном стечении народа и всеобщем ликовании.

«Любимая родина, удел Божьей Матери, очищенная внутренним страданием, —  сказал Патриарх Кирион на интронизации. — Тобой испепеленный, от тебя  отлученный, о тебе плачущий, ныне я упокоюсь в тебе, не как блудный сын,  а как сотаиннник твой и совесть Церкви твоей». Казалось бы, все  невзгоды остались позади, но вскоре последовало несколько покушений на  его жизнь, и 27 июня 1918 года Католикос-Патриарх Кирион был найден  убитым в келье своей резиденции в Марткопском монастыре. Обстоятельства  трагической смерти Патриарха Кириона по сегодняшний день остаются  невыясненными. 

 Рядом с убитым на полу валялся револьвер, из которого был произведён смертельный выстрел, предохранитель револьвера был в закрытом состоянии. Распространили слухи, что Кирион покончил с собой, но человек, покончивший с собой, никак не смог бы закрыть предохранитель. После смерти Кириона, ровно через месяц, были найдены мертвыми 7 церковнослужителей, его соратников по борьбе.

В июле 1918 года убиенный Патриарх был торжественно  погребен в Тбилиси, в Сионском соборе. 17 октября 2002 года он был  канонизирован Священным Синодом Грузинской Православной Церкви как  священномученик. 


Вой русского православного ИГИЛа

«И у грузинских, и у российких иерархов и священнослужителей была одна общая задача: построения Царствия Божия в душах своих пасомых, но вышеупомянутые непонимания и недоразумения и с той и с другой стороны посеяли искру, из которой в благоприятный момент ярко вспыхнуло пламя автокефального движения в Грузинской Церкви, приведшего к событиям 12 марта 1917 г. В этот день грузинскими иерархами было принято самостоятельное решение о восстановлении автокефалии Грузинской Церкви.

В официальном документе по этому случаю говорилось: «1917 г., марта 12, в воскресенье, мы, архипастыри Грузинской Церкви, клир церковный и представители мирян, собравшись во Мцхете в католикосском всея Грузии храме Двенадцати Апостолов, по совершении Литургии… приняв во внимание, что 

1) в Грузинской Церкви, имевшей, согласно с канонами Вселенских Соборов, автокефальное существование, уничтожение или упразднение которого не подлежало компетенции никакой силы, за исключением Вселенского Собора, совершенно антиканонически приостановлено было автокефальное управление и что 

2) в России установилась новая форма государственного управления, с которой не гармонирует бесправное существование Грузинской Церкви, признали необходимым и единогласно и единодушно постановили: с этого момента считать восстановленным автокефальное церковное управление в Грузии и, пока произведены будут канонические выборы Католикоса Грузинской Церкви, местоблюстителем его назначить преосвященного Леонида, епископа Гурийско-Мингрельского, и при нем для управления Церковью, под его председательством, учредить Временное Управление Грузинской Церкви в составе духовных и светских лиц».

Деяния грузинских церковных деятелей не признал канонически обоснованными Святейший Синод Русской Православной Церкви. В своем докладе Экзарх Грузии архиепископ Платон (Рождественский) за № 4259 заявил, что он не правомочен признать провозглашенную 12 марта автокефалию Грузинской Церкви и что решение этого вопроса следует отложить до Всероссийского Поместного Собора.

Святейший Патриарх Московский и Всея России Тихон позже пытался увещевать грузинских иерархов и отложить окончательное решение этого непростого и болезненного для обеих сторон вопроса до решения его на Поместном Соборе. Болью и тревогой проникнуто его послание от 29 декабря 1917 г. (№ 3) к грузинским иерархам, предпринявшим этот шаг в очень сложный для судьбы российского государства и Церкви момент.

«...Более ста лет прошло с тех пор, как единоверная Грузия как в государственном, так и в церковном отношении соединилась с Россией под одной общею и гражданскою, и церковною властью. И такое присоединение Грузии к России в течение целого столетия не вызывало никаких возражений, особенно в отношении высшей церковной власти, бесспорно принадлежавшей Российскому Святейшему Синоду. Напротив, в распоряжении Святейшего Синода имеется много данных, исходящих и от грузинского народа, для доказательства благоплодности его управления в епархиях Закавказья. Самим грузинским духовенством, в лице Преосвященного Кириона, ныне «грузинского Католикоса», в его «Краткой Истории Грузинской Церкви в XIX столетии», засвидетельствовано, что присоединение Грузии к России послужило источником возрождения находящейся в упадке церковной жизни в Грузии. Лишь в 1905 году обнаружились попытки к восстановлению автокефалии Грузинской Церкви, и вам, Преосвященные епископы, хорошо известно, что в 1906 году Святейший Синод постановил перенести на обсуждение предстоящего Поместного Собора Русской Церкви наряду со многими предметами из области высшего церковного управления, и вопрос о грузинской автокефалии, который, по каноническому порядку, и должен быть решен только Собором Православной Русской Церкви. Но в путях Божественного Промысла время созвания Поместного Собора Русской Церкви было предначертано лишь в 1917 году. На сей Священный Всероссийский Собор, по силе обнародованного его положения о его созыве, приглашались и епископы Гурийско-Мингрельский, и Имеретинский вместе с другими представителями Кавказских епархий, но, к великому нашему сожалению, они уклонились от участия в деяниях Собора, как и вообще все вы».

Следствием этого обстоятельства было прекращение евхаристического общения двух православных Церквей почти на три десятилетия,  восстановленного в 1943 г.

ПЫСЫ «Русской Церкви как христианского  установления нет и быть не может; есть только рясофорное отделение  временно-постоянной государственной охраны» (В.О. Ключевский.) 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded