necto_shuhrich

АТИННАРОТ. Воронежская губерния.

 «Московиты - это народ, рожденный для рабства и свирепо относящийся ко  всякому проявлению свободы; они кротки, если угнетены, и не отказываются  от ига... Даже у турок нет такого унижения и столь отвратительного  преклонения перед скипетром своих оттоманов… Русские по себе судят также  и о других народах, а потому иностранцев, прибывших в Московию случайно  или нарочно, подвергают тому же игу и принуждают их быть рабами своего  государя». ( Иоанн Барклай, путешественник 1582 - 1621 гг.)    


< Вотъ два случая, которые могутъ характеризовать крeпостныхъ малороссіянъ. Въ одномъ помeщичьемъ селеніи Богучарского уeзда крестьяне терпели большіе притесненія от управителя. Они несколько разъ приносили жалобы своему помещику, никогда не жившему в именіи, но безъ всякаго успеха. Потерявъ наконецъ терпение, они выгнали управляющаго изъ именія и, продолжая по прежнему отправлять барскія работы подъ надзоромъ избраннаго ими изъ своей среды атамана или старосты, известили о томъ помещика. Тотъ принялъ это за бунтъ, сообщилъ о томъ начальству, которое немедленно послало чиновника для изследованія происшествія и принятiя меръ къ водворенію порядка. Чиновникъ въ сопровожденіи земской полиціи и сотни казаковъ, случайно встреченной в пути, торжественно прибылъ въ селеніе и, найдя тамъ, по случаю рабочей поры, только стариковъ, старухъ и детей, сбежавшихся отъ страха въ церковь, расположилъ свой отрядъ вокругъ храма, какъ бы вокругъ осажденной крепости. 

Осажденные ударили в набатъ. Крестьяне, бывшiе въ поле, услыхавъ тревогу, тот часъ явились на выручку съ дубьемъ, косами, кому что попало въ руки. Произошла страшная свалка, въ которой крестьяне взяли верхъ; казаки, большею частiю пьяные, разсеялись; чиновникъ, поколоченный, едва успелъ спастись бегствомъ, одинъ изъ членовъ земской полиціи попалъ въ пленъ, изъ котораго, разумёется, тотчасъ былъ освобожденъ, какъ только поутихъ энтузiазмъ победителей. За эти безпорядки крестьяне, конечно, строго поплатились: наряженъ былъ военный судъ, по которому главные виновники прогнаны сквозь строй и отданы въ арестантскія роты. 

     Въ другомъ имёніи, Коротоякскаго уёзда, помёщица хотёла уволить крестьянъ своихъ по договору въ свободные хлебопашцы и получила съ нихъ часть денегъ, но потомъ раздумала и, не возвративъ крестьянамъ денегъ, продала ихъ другому помёщику. Крестьяне, однако, не хотёли уже оставаться крепостными; они были столько своенравны, что несмотря на все увещанія и внушенія о неосновательности ихъ иска, за неисполненіемъ установленныхъ по закону формъ, продолжали настаивать на своемъ и отказались отъ повиновенiя новому владельцу. Оказалось необходимымъ употребить военную силу; но и тутъ нашлись некоторые упрямцы, объявившіе решительно, что никакія наказанія не заставятъ ихъ отказаться отъ своего иска. Разумеется, эти упрямцы и были примерно наказаны по судебному приговору. 

Для характеристики крепостныхъ великороссіянъ укажемъ на слёдующий случай. Одна помёщица Новохоперскаго уёзда, замужняя женщина и мать многихъ дётей, завела преступную связь съ своимъ лакеемъ, пьянствовала вместе съ нимъ и, въ опьяненіи, оба д лали страшныя неистовства; она, ревнуя къ своему возлюбленному дворовыхъ девокъ, била ихъ безъ милосердія, заковывала некоторыхъ въ кандалы и скованныхъ заставляла исполнять разныя тяжелыя работы; своеручно наказывала плетью лакеев; возлюбленный ея, между темъ, заведуя имениемъ, расправлялся подобнымъ же образомъ с крестьянами и заставлял их работать на барщинё болёе трехъ дней въ недёлю, даже по воскресеньямъ и праздникамъ. Крестьяне безропотно переносили все это и молчали. Наконецъ, скоропостижная смерть одной из дворовыхъ девокъ, бывшей перед кончиною довольно продолжительное время закованною въ желёза, подала поводъ къ следствию о поступкахъ помёщицы: но и тутъ какъ дворовые люди, такъ и крестьяне, за исключением весьма немногихъ, дали такiя уклончивыя показанія, что уездный судъ, а впоследствiи и дворянское депутатское собраніе, куда дело это съ вновь поступившею вновь жалобою мужа помещицы на развратное ея поведеніе и жестокое обращеніе съ крестьянами передано было для постановленія приговора объ ограниченіи ея власти надъ именіем, совершенно ея оправдали. Къ счастію, уже по решенію сената, именіе этой помещицы было взято въ опеку, а самой ей запрещено въезжать в именіе и держать при себе крепостныхъ людей.>

<Вся внешняя обстановка жизни малороссiянъ несравненно благообразнее, чемъ у великороссiянъ. Послёднiе большею частiю, особенно талагаи, живутъ въ курныхъ избахъ, большими семьями, не редко вместе съ свиньями, овцами, телятами; самые избы у многихъ талагаевъ строятся внутри дворовъ, такъ что на улицу выходятъ одни плетневые заборы; пищу употребляютъ самую неизысканную, часто только хлебъ да квасъ съ лукомъ. 

     Малороссiяне, напротив, живут весьма опрятно: хаты у нихъ, даже у самыхъ бедныхъ, светлыя, обмазанныя внутри и снаружи глиною и выбеленныя; а пе-редъ хатами, выходящими лицомъ всегда на улицу, не редко можно встретить палисадники съ мальвами, шафраномъ и другими цветами, которыми малороссiйскiя дивчины такъ любятъ украшать свои головы; въ пище малороссiяне не любятъ себя ограничивать и тянутся изъ последняго, лишь бы иметь лакомыя кушанья, приготовленныя непременно изъ свежихъ припасовъ. Нравственность у малороссiянъ сохраняется въ большей чистоте, нежели у великороссiянъ: у нихъ до сихъ поръ строго соблюдается, напримеръ, обычай на свадьбахъ позорить отца и мать молодой, оказавшейся недевственною, надеванiемъ на нихъ хомутовъ, поднесенiемъ имъ вина въ стакане съ дыркой на дне т.п., тогда как у великороссiянъ не обращается никакого вниманiя на невинность молодой, потому что редкая изъ девушекъ сохраняетъ целомудрiе до замужества. 

     Въ техъ местностяхъ, где малороссiйское население сближается съ великороссiйскимъ, более ощутительное влiянiе оказываетъ первое на последнее: великороссiяне живутъ тамъ опрятнёе, въ такихъ же, какъ у малороссiянъ, белыхъ хатахъ, заимствуютъ у нихъ некоторые обычаи и даже отчасти костюмы; въ языке малороссiяне и великороссiяне имеютъ другъ на друга взаимное влiянiе и перевесъ остается даже на стороне последнихъ. >

«МАТЕРИАЛЫ ИЗ АРХИВА РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА 

ПО ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ середины ХIХ века »

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded