January 31st, 2017

(no subject)

Кремлевские "отыгрываются по полной программе"


В случае с обстрелом Авдеевки мы имеем классический путинский прием по обострению "гибридной войны". Но "гибридность" - это лишь красивый эпитет, поскольку смерть на войне всегда страшна, и всегда – настоящая. И на этот раз там вновь по-настоящему гибнут люди.

Путину необходимо время от времени демонстрировать, что этот конфликт – принципиально сложный, и просто так потушить этот, будто бы спонтанно разгорающийся очаг, не под силу никому. При этом Москва якобы – ни при чем. Кремль снова дает понять: "ополченцы неподконтрольны", и с ними надо вести переговоры.

[Spoiler (click to open)]Но ведь они где-то берут оружие и боеприпасы? Никто же не верит в существование военторговских универсамов, правда? Эти обстрелы – набивание цены исполнения минских договоренностей. Понятно, что никакие договоренности Кремль никогда не выполнит. Не для того он затевал эту игру. Она изначально выполняла роль политической разводки. И до тех пор, пока путинский режим официально не будет признан террористическим – кремлевский пацан продолжит "вертеть весь мир на веревочке".


Есть и еще одна – вполне объективная причина. Логика развития событий подсказывает, что эта игра Путиным и Ко уже проиграна, и напоследок кремлевские террористы "отыгрываются по полной программе", а говоря проще – мстят, пытаясь нанести максимальный ущерб. Как говорит пацанье – "чтобы мало не показалось".

Позже, когда лубянский морок сойдет, когда будут даны объективные оценки случившемуся – моральные и материальные, исторические и юридические – россияне начнут платить по счетам. И они должны будут понять, что именно на их налоги оплачивались обстрелы Авдеевки, на их деньги существовали террористы, убивавшие граждан Украины, на их деньги приехал БУК, сбивший лайнер MH-17. Им многое придется узнать и признать. Что-то – постфактум, а что-то и из того, что было известно, но на что хотелось закрыть глаза "во имя процветания империи". Но бумеранг войны всегда возвращается.


На днях оператор нашего канала пообщался с одним московским таксистом, который был одним из первых, отправившихся "по велению сердца отвоёвывать Луганск". По словам несчастного таксиста, он боится, что его "зачистят", поскольку "из 178 добровольцев, которые первыми пошли на войну, на сегодняшний день в живых осталось чуть больше 20, причем – гибнут уже в России, и многие – весьма странной смертью".

Саша Сотник

Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?

Или если перевести на исконнорусский, то это будет звучать так:

Ипользованные г@ндоны выбрасывают, не правда ли?

Жена первого главы ЛНР Болотова подозревает, что его отравили чашкой кофе

             По словам Елены Болотовой, её супруг почувствовал себя плохо после встречи с двумя мужчинами в кафе "Красная машина". Супруга первого главы Луганской Народной Республики Елена Болотова заявила сотрудникам правоохранительных органов, что её муж скончался вскоре после того, как выпил чашку кофе в одном из столичных баров во время деловой встречи.
По её словам, накануне смерти Валерий Болотов встречался с двумя мужчинами в кафе "Красная машина" в здании Ледового дворца ЦСКА. Когда экс-глава ЛНР вернулся после этой встречи домой, через некоторое время он пожаловался жене, что ему стало плохо.
         — Он весь вечер повторял: "Зачем я выпил этот кофе?", — рассказала супруга Болотова. — На следующий день он остался дома, сказал, что отлежится...


А вот еще один сердечник


«Сердечный приступ рака»: российский подполковник после Донбасса внезапно умер в Москве



«Сердечный приступ рака» — это не диагноз нового смертельного заболевания, а  интернет мем, характеризующий внезапную смерть высокопоставленных российских офицеров, боевиков и военных преступников,прошедших через командировки на украинский Донбасс и затем погибших на территории Российской Федерации при достаточно странных обстоятельствах.

ЗЫ На закуску:
На днях оператор нашего канала пообщался с одним московским таксистом, который был одним из первых, отправившихся "по велению сердца отвоёвывать Луганск". По словам несчастного таксиста, он боится, что его "зачистят", поскольку "из 178 добровольцев, которые первыми пошли на войну, на сегодняшний день в живых осталось чуть больше 20, причем – гибнут уже в России, и многие – весьма странной смертью". Саша Сотник