August 5th, 2016

Не уезжай ты, мой голубчик!

ЭКСПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ: Были русские стали глаза узкие. Бгг

Российская журналистка: Почему из России уезжают русские





Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков блога Навального не читал, но выразился в том смысле, что там все ерунда. Так сказать, не читал, но арестую, пишет на портале ЕЖ российская журналистка Юлий Латынина.

Сначала позвольте мне маленькое отступление.

Самое первое ощущение от России у меня в последние годы: из России уезжают люди. Из России уезжают русские, и ее заселяют таджики, но это уже отдельная история.

Вокруг меня уезжают все. Если позволяет состояние — уезжают сами. Знакомый бизнесмен говорит: «Все, жить перебираюсь в Болгарию. Бизнес будет в России, а жить буду в Болгарии. Я не могу жить в унижающих человека условиях. Одни пробки чего стоят».

Очень часто уезжают те, кто заработал немного денег и не выдерживает в этой среде. Бизнесмен из Перми улетает из России, говорит мне:  «Все, я больше не могу. У меня фабрика производила чулки-носки, стояло новое оборудование, работали три сотни человек. Меня вызвали в администрацию и говорят: “Почему они работают в неурочное время?“. К черту. Оборудование уезжает в Узбекистан, фабрику сдаю под склад, буду стричь купоны и жить у моря».

Уезжают те,  у кого профессия позволяет. Айтишник летит на Кипр, говорит: «Я здесь работаю, здесь есть солнце и нет пробок». Я приехала в Литву: мой любимый писатель Макс Фрай, она же Светлана Мартынчик, перебралась четыре года назад в Вильнюс и о Москве вспоминает с ужасом. Кстати, это к вопросу о необыкновенном притеснении русских в Литве. Борис Акунин на митинги прилетает из Франции. Андрей Мальгин перебрался в Италию и оттуда ведет один из самых лучших российских блогов в ЖЖ. Антон Носик живет наполовину в Индии.

[Spoiler (click to open)]
Кого держит в России бизнес — усылают родителей. Детей. Едут не только молодые, это само собой. Приятель, уже немолодой человек, работает 24 часа в сутки, чтобы иметь доход 3 тыс. долл. в месяц, расказывает, как жена с ребенком будут жить в домике в Бретани, и какая там школа хорошая, и насколько продукты дешевле.

Я об олигархах не говорю. Я о путинских дружках не говорю. Понятно, что гражданин Финляндии Тимченко живет на вилле в Швейцарии, а главы госбанков плавают на собственных яхтах. Я о том, что на наших глазах каждый, кто самостоятельно зарабатывает, в той или иной степени покидает Россию, и, заметим, львиную часть заработанных денег он тратит на дом за границей.

Читайте также: Журналисты обнаружили у Путина крымскую фобию

Причина проста: Россия при Путине стала страной, непригодной для проживания. Мы — страна третьего мира.

Первое, что происходит с человеком, когда он прилетает из-за границы в Москву — он попадает в пробку. Это совсем другая пробка, чем за границей. Пробка в Нью-Йорке означает, что при свободной дороге тебе полчаса до JFK, а если час пик, то надо закладывать час. А пробка в Москве означает, что, может, понадобится полчаса, а может, четыре. Проблема не в количестве времени, проблема  в неопределенности. Ты точно знаешь, сколько времени едет нью-йоркская или тель-авивская пробка, но ты не знаешь, сколько едете московская. Если Путин куда-то поехал, можно простоять шесть часов, как с куста.

Есть еще два города в мире, где похожие пробки. Это Мумбаи и Каир. Но это города в странах третьего мира с чудовищным популяционным давлением. Москва — это город третьего мира.

Ты едешь в пробке и видишь гаишников. Я их не видела ни в одной стране мира, кроме России и Боливии. Ты видишь оккупантов, которые стоят по обочинам и, не стесняясь, собирают с населения дань. Это знак абсолютного рабства. Ты приехал из свободной страны, и первое, что ты видишь — стада дорожных вшей, сосуших деньги с машин.

Недавно я проехала в машине от Петрозаводска до Москвы. По дороге я не видела ни одного дома, в котором можно было бы жить. Ни одного.  Потом я поехала на машине по острову Пуэрто-Рико. «Нищие пуэрториканцы» — был такой штамп 50-х годов. Остров небольшой, но километров 300 мы за рулем проехали. На протяжении этих 300 км я не видела ни одного дома, в котором жить было бы нельзя. Прекрасные двухэтажные дома, увитые зеленью, со всеми удобствами. Что Пуэрто-Рико! Это все-таки часть США. Едешь по острову Гренада, дом каждого чернокожего крестьянина с двумя гвоздичными деревьями и парочкой какао во дворе — заглядение.

Мы  живем хуже, чем страны третьего мира. Люди уезжают, потому что от этих вещей не отгородишься. Можно на заработанные деньги сделать отличную квартиру, но ты из нее выходишь и попадаешь в заблеванный подъезд. Можно построить очень высокий забор на Рублевке, но твои дети выходят за этот забор, садятся в машину — и в них на встречке влетает какой-нибудь майор из управления «К».

Вот этот чудовищный разрыв в уровне жизни не между Россией и США, а между Россией и Гренадой, Россией и Литвой, Россией и Китаем — все это произошло на наших глазах при Путине. При Путине Россия получила 1,5 трлн нефтедолларов и практически не построила дорог. Китай за это время строил по 5-6 тыс. км хайвеев в год и обладает сейчас второй по величине дорожной сетью после США.

При всем при этом постоянно слышишь о каких-то фантастических тратах на самые безумные проекты. В России нет асфальтированной дороги, соединяющей Москву и Владивосток. С трассы Чита-Хабаровск, по которой проехался Путин на желтой «ладе», после его проезда сняли асфальт. К его проезду положили, потом сняли. Зато ты слышишь, что открыт мост на остров Русский. Два моста общей ценой 2 млрд долл. до острова, где живет 5 тыс. человек и где нет источников воды. В Китае в ту же цену обошелся мост через залив Чанчжоувань длиной 35,6 км.

У нас снесло город Крымск. Это катастрофа, которая может случиться только в стране третьего мира. Две ее составляющие: нахаловка, выстренная в пойме реки, которую затапливало четыре раза за последние десять лет. И чиновники, которые, получив за 4 часа предупреждение о потопе, просто не сделали ничего. Это — чистый Гаити.



Рядом, в том же Краснодарском крае, на безумные, бесполезные и сверхдорогие олимпийские объекты тратят миллиарды. Рядом построили совмещенную автомобильную и железную дорогу от Адлера до Красной поляны за 242 млрд рублей. Это единственная в мире одноразовая железная дорога. Ее единственное назначение: во время зимней Олимпиады обеспечить перевозку пассажиров к Красной поляне. Ни до, ни после она не понадобится вообще. Тот пассажиропоток, который поедет в любое другое время в Красную поляну кататься на лыжах, полностью перевозится автомобильной дорогой.

242 млрд рублей. Вопрос: сколько раз за эти деньги можно было отстроить город Крымск, чтобы люди жили не в пойме?

А теперь я перехожу к сути дела. Из России бегут люди. Кто может, бежит сам, кто не может, вывозит детей и родителей. Они знают, что в путинской России жить нельзя. Зарабатывать деньги в ней можно, более того, нигде в мире нет таких норм прибыли, как в России. Но жить — нельзя. Россия перестала быть приспособлена для жизни. Мы превратились в страну третьего мира с точки зрения инфраструктуры и безопасности. У нас нет нормальных школ, больниц и университетов. Любое соприкосновение с государством требует денег, нервов и бумаг, и все больше и больше.  Буквально любая часть свободного жизненного пространства заполняется бюрократическими инструкциями, как в запертой комнате кислород вытесняется углекислым газом.

И вот когда люди, которые устроили России кирдык, объясняют нам, в чем проблема, они говорят: «Это потому, что вокруг враги». Запад нас не любит.

Видимо, это Запад затопил Крымск. Агенты Запада пробрались в его администрацию и вредительски не сообщили жителям о потопе. Видимо, это Запад снял асфальт с дороги после проезда Путина и, вражески внедрившись в черепушки чиновников, побудил их строить мост в никуда на остров Русский. Видимо, это Запад расставляет гаишников-оккупантов на въездах в Москву и это агенты ЦРУ облучают путинских чиновников, чтобы те воровали миллирады. Их облучают, они воруют.


И тогда у нас у всех рождается тот же вопрос, который родился у Алексея Навального: если виноват Запад, то чего же Бастрыкин покупает дом на Западе? Почему же тогда гражданин Финляндии Тимченко живет в Швейцарии?

Ни к кому другому у меня вопросов нет. К человеку, который за три тысячи долларов убивается, чтобы его жена и ребенок жили во Франции, у меня вопросов нет. К бизнесмену, который говорит: «Зарабатывать я буду здесь, а жить в Болгарии», — нет. Но к людям, которые на моих глазах убивают Россию, рассказывая, что это делает Запад, и сами же при этом покупают себе дома, виллы и яхты на Западе, у меня вопросы есть.

Украина-Русь и Афон 1000-летнее присутствие.

Первое известное письменное упоминание о пребывании монахов-росов на Афоне датирована 1016. В этой датой в одном из святогорских документов, которые хранятся в библиотеке Великой Лавры на Афоне, зафиксировано подписи игуменов всех монастырей Святой Горы. Среди них такая надпись: «Герасим — монах, милостью Божьей, пресвитер и игумен монастыря Росов. Собственноручная подпись».

С житийных списков известно, что 1013 преп. Антоний Печерский, уроженец черниговской земли, впервые возвращается в Киев со Святой Горы Афон, где несколько лет трудился в духовных подвигах и науке. Побывав некоторое время в Киеве, он снова вернулся на Афон, откуда вдруг приезжает в Киев в 1017 году. Таким образом, мы видим, что родоначальник древнерусского монашества и основатель Киево-Печерского монастыря вместе с другими соотечественниками впервые начинают подвизаться на Святой Горе до 1013 года. Именно они и образовали 1016 году братию первого древнерусского монастыря Афона, игуменом которого был только упомянутый Герасим.

По преданию, этим первым древнеруським монастырем на Афоне была обитель Успения Пресвятой Богородицы (Панагия Ксирургу или «Древодел»). Сейчас это общежительный скит, который принадлежит Афонскому Свято-Пантелеимоновому монастырю.


[Spoiler (click to open)]

После опустошения Киевской Руси монголо-татарскими ордами связи с Афоном хотя и ослабли, но окончательно никогда не прекращались.

В конца 16 начале 17 века.

Приблизительно в 70-х годах XVI века Иоанн Вишенский родом из г. Судовая Вишня, из-за несогласия с феодальным строем Речи Посполитой стал монахом на Афоне, который был в те времена центром православного монашества на Востоке. Поддерживал тесные отношения с Львовским братством. Жил на Афонской горе в Зографском монастыре.

Преподобный, православный монах русин, влиятельный духовный писатель, антиуниатский публицист и полемист. Ревнитель православия

Имел Афон важное значение и в деле сохранения Православия в Украине, в период печальноизвестной Брестской унии. Среди украинских подвижников того времени, подвизавшихся на Святой Горе, наиболее известны старцы Иоанн Вишенский, Иов Княгининский, блаженный Киприан Острожанин, Исаакий Борискевич, Афанасий Межигорский, Иоасаф Густынский, Иосиф Кориятович-Курцевич, Григорий Голубенко, Самуил Бокачич и многие другие. Влияние Афона на борьбу против унии и православное возрождение на Украине было столь велико, что на Киевском Поместном Соборе в 1621 г. в специальном постановлении, известном под названием «Советование о благочестии», предписывалось: «Послать за благословением, помощью и советом на Святую Гору Афонскую, чтобы вызвать и привезти оттуда преподобных мужей русских: блаженного Киприана и Иоанна прозванием Вишенского и прочих, процветающих жизнию и благочестием, а также и впредь посылать русинов, расположенных к благочестию, на Афон, как в школу духовную».

Запорожское казачество в это время тоже поддерживало тесные связи с Афоном, приглашало оттуда опытных наставников и старцев, делало щедрые пожертвования на монастыри Святой Горы, осуществляло паломничества, а нередко немало казаков и сами принимали на Афоне монашеские постриги и подвизались в обителях Афона. В частности, после того как греки завледели Русиком (древнерусским монастырем на Афоне), при поддержке запорожских казаков на Святой Горе была предпринята попытка воссоздать новый Русик. Его роль на протяжении почти целого столетия выполнял основанный запорожцами в 1747 г. святогорский скит «Черный Выр»

Основателем скита «Чорний Вир» был бывший бунчуковый товарищ Григорий Голубенко, который принял монашеский постриг в Киево-Печерской лавре и подался на Афон, ще в 1747 г. и основал с помощью запорожцев «Чорний Вир». Интересно, что согласно архивным документам старец иеросхимонах Григорий (Голубенко) послушников себе для Афона тоже подбирал на Запорожской Сечи. Как мы знаем, казаки, жившие на Сечи, никогда не женились, а на самой Сечи, как и на Афоне, женщинам было запрещено находиться. Запорожцы считали себя «рыцарями Пречистой», а Божью Матерь — покровительницей Сечи. Так же и на Афоне игуменьей Святой Горы была Божья Матерь. Афонские старцы оказывали большое влияние на воцерковление и формирование духовных традиций запорожского казачества, через казацкие Трахтемировский, Пустынно-Самарский и другие монастыри. Известно, что отдельные казаки совершали паломничество на Афон, іде старались подальше от военных будней духовно подкрепиться. Именно таких, склонных к благочестию казаков, и подыскивал себе для «Чорного Вира» афонский старец Григорий. Кроме монахов с Сечи, туда приезжало много казаков, которые хотели побыть на послушании, не принимая монашества. Отбыв искупление или послушание, они снова возвращались на Сечь. Ктитором, то есть меценатом афонского скита, был последний кошевой Запорожской Сечи Петр Калнышевский. Сохранилось письмо старца Григория (Голубенко) и другие документы, из которых следует, что Калнышевский присыпал много щедрых пожертвований на «Чорний Вир» и поддерживал отношения с о. Григорием. Он выступал в это время ктитором и другого известного афонского старца из Украины — святого Паисия Величковского. Письма последнего к Калнышевскому недавно изданы в моей новой книге «Прп. Паисий Величковский и Запорожская Сечь». Судя по всему, Паисий Величковский и Григорий Голубенко на Афоне поддерживали тесные отношения, вот Калнышевский и помогал им обоим.

Архимандрит Паи́сий Величко́вский; (1722-1794), — православный монах; клирик Константинопольского Патриархата; переводчик, святой. Переводил святоотеческие труды и почитается восстановителем монашеских традиций исихазма и «умной молитвы».

Служение проходило на территории Украины, на Афоне, Молдавии.

Будучи 24 лет предпринял путешествие на Святую Гору Афон, куда он со своим спутником иеромонахом Трифоном прибыли 4 июля 1746 года, в канун памяти преподобного Афанасия Афонского; поселился в монастыре Пантократор.

В 1758, на 36-м году жизни, о. Паисий был рукоположён в иеромонаха. При увеличении числа своей братии, по их просьбе, о. Паисий испросил у Пантократора старую келию пророка Илии и приступил к устройству скита пророка Илии, став основателем одного из крупнейших скитов на Афоне.

Спустя некоторое время в в скиту поселилась братия - из черноморских казаков. Первым после прп. Паисия настоятелем упоминается архим. Варлаам.

Не исчезла эта традиция и после разгрома русскими войсками Запорожской Сечи в 1775 года. Так казаки с Задунайской Сечи и с Кубани по казацкой традиции продолжали заниматься монастырями Афона, особенно украинским казацким Свято-Ильинским скитом (последние монахи-украинцы в этом афонском казацком скиту находились до 1992 года, когда вместо украинцев в нем заселились греки и с тех пор он стал греческим монастырем).

Средства для жизни скитяне получали из доходов от рыбной ловли на Дунае и от пожертвований Черноморского войска. Об этом свидетельствовала мраморная плита над церковными вратами с надписью: «Сей мраморный помост и порта устроены старанием схимонаха отца Иоанна Чернышова, подаянием же Российских ктиторов и благодетелей войска Черноморскаго, разных господ и честных казаков 1819 г. мая 21 дня» (История Ильинского скита // АВП РИ. Ф. 180: Посольство в К-поле. Оп. 517/2. 1871. Д. 2269. Л. 125-128). После мон. Афанасия скитом управлял иеросхим. Спиридон, затем иером. Герасим (1816-1817) и иеросхим. Парфений.

С началом Греческого национально-освободительного восстания (1821-1829), когда тур. войска оккупировали Афон, о. Парфений вместе со скитскими схимонахами Саввой и Дамианом тайно вывез в Россию частицу Древа Креста Господня, частицы мощей, церковные сосуды, ризницу, книги и др. церковное имущество. Настоятеля сопровождал его буд. преемник иером. Павел. По отъезде иером. Парфения братия недолго оставалась в скиту. Притеснение турок и опасность нападения морских разбойников вынудили монахов оставить обитель и удалиться с Афона. Некоторыерые отправились в Россию, другие - в Молдавию, в скиту не осталось никого

До окончания восстания иером. Парфений со спутниками проживал в Екатерино-Лебяжской Николаевской пуст. Считается, что иером. Парфений посещал С.-Петербург и встречался с имп. Александром I. «Полагая, по простодушию своему, что турки навсегда водворились на Афоне и что возврат туда ему невозможен, отец Парфений решился вверенную ему святыню предложить Государю Императору, чтобы он определил ее куда сам знает. Приложившись к Животворящему Древу и к святым мощам, Государь возвратил святыню старцу и при этом сказал: «Сохраняй это у себя. Бог даст, с турками скоро будет заключен мир, и тогда возвратишься на Афон в свой скит, для которого святыня эта драгоценна и необходима»» (Русский общежит. скит св. прор. Ильи. 1883. С. 31). В 1830 г. иером. Парфений вернулся на Афон, в монастырере Пантократор встретил 8 монахов-молдаван из прежней братии. По благословению пантократорских проэстосов насельники восстановили скит. Паломники из России начали прибывать на Афон, некоторыерые принимали постриг. В основном в ильинский скит поступали малороссы (запорожцы), придунайские казаки, были среди братии также великороссы и молдаване. Кроме офиц. названия - скит св. прор. Илии, котороерое по святогорскому уставу зафиксировано на печати скита, признанной кириархическим монастырем, за ним. прочно закрепились наименования «русский», «малороссийский», а также «казачий».

В XIX-ХХ вв. в Одессе действовали дворы афонских обителей: Свято-Пантелеимоновского монастыря, Ильинского и Андреевского скитов. Именно через Одессу тысячи паломников со всей Российской империи отправлялись в паломничество на Святой Афон. Так же через Одессу осуществлялась связь украинских и российских монахов Афона с Родиной.

Стоит отметить, что до 1913 г. на Афоне насчитывалось более 2500 монахов из Украины, в то время как греков — 3900, болгар — 340, румын — 288, сербов — 120 и грузин — 53. Лишь в одном Ильинском скиту насчитывалось до 500 монахов. Значительное количество выходцев из Украины бывало в русском Свято-Пантелеимоновом монастыре и многочисленных кельях Афона. Однако после трагических событий 1917-1920 гг. Связи Украины с Афоном были потеряны, афонские дворы в Одессе «национализированы» советской властью, а любые намеки на роль Афона в становлении духовности и культуры Украины старательно уничтожались советской атеистической пропагандой.

Вместе с тем влияние Святой Горы Афон, ее традиций и его последователей на духовно-культурные процессы в истории Руси-Украины играли очень важное значение. А сама афонское наследие, безусловно, — одно из важных составляющих украинской национальной духовной культуры и традиции, хотя о ней и немного упоминается сегодня.

2016 года проходит тысяча лет от первого письменного упоминания о существовании и деятельности на Святой Горе Афон (Греция) первого древнеруського монастыря, через который осуществлялись духовные и культурные взаимосвязи между Киевской Русью и центром православного монашества и духовности на Афоне.

Ведь подлинное возрождение страны возможно только через обращение к собственному духовному наследию и первоисточникам, где Святая Гора Афон всегда занимала одно из ведущих мест.