November 9th, 2013

Настоящим сообщаю...

Почему не болит голова у дятла

Стучать всегда,
стучать везде,
до дней последних донца,
стучать —
и никаких гвоздей!
Вот лозунг мой !!!
И. Солнцев

История доноса насчитывает тысячелетия.  Донос явление общечеловеческое. В христианстве Первым Доносчиком можно назвать одного из апостолов Иисуса Христа Иуду Искариота.
После распятия Христа Иуда раскаялся и повесился на осине.

А вот триумф в доносительстве, который уже никому не переплюнуть. Хоть тут русский человек впереди планеты всей.


«От русских на русских доносы не принимаются».

Это про настоящее отношение русских друг к другу  красноречиво свидетельствовала эта надпись на комендатуре гестапо в Париже, во время его оккупации немцами.

И в память од этой "добродетели" народа рбогоносца, великий вождь и учитель Ленин поставил памятник  в Свияжске Иуде Искариоту.
Красноречиво поведал нам об этом И.Бунин:


"Планетарный же злодей, осененный знаменем с издевательским призывом к свободе, братству и равенству, высоко сидел на шее русского дикаря и весь мир призывал в грязь топтать совесть, стыд, любовь, милосердие, в прах дробить скрижали Моисея и Христа, ставить памятники Иуде и Каину, учить "Семь заповедей Ленина". И дикарь все дробил, все топтал и даже дерзнул на то, чего ужаснулся бы сам дьявол...
[Настоящим сообщаю далее]
А это историк Костомаров описывает дела минувших дней:


Если же доходило до драки, тут русские старались прежде всего вцепиться один другому в бороду, а женщины хватать одна другую за волосы. Поединки на саблях и пистолетах, обычные на Западе, у русских были совершенно неизвестны. У нас были своего рода дуэли: поссорившись между собою, люди садились на лошадей, нападали друг на друга и хлестали один другого бичами. Другие бились палками и часто друг друга убивали до смерти; но самая обыкновенная русская драка была кулачная: противники старались всегда нанести один другому удары или прямо в лицо, или в детородные части. Смертные случаи были нередки, но уменьшались с тех пор, как прекратились судебные поединки на палках и дубинах. Зато в XVII веке развилось другого рода мщение — доносы, средство часто очень удачное. Стоило подать на недруга ябеду, чтобы втянуть его в разорительную тяжбу; хотя и самому приходилось терпеть, но зато такая тяжба имела некоторым образом характер поединка. Иногда из злобы подкладывали к недругу вещь, потом подавали челобитную о пропаже этой вещи и изъявляли подозрение, что она у того-то; производился обыск, и вещь находилась: тут начинался длинный процесс тяжбы, сопровождаемый пытками. Во всех классах народа было множество ябедников и доносчиков. Одни из них промышляли собственно для себя. Таким образом, посвящали себя этому занятию служащие люди и дети боярские: они разъезжали по посадам и селениям, заезжали к богатым жителям, заводили ссоры, потом составляли челобитные о боях, грабежах и обидах и, запугав крестьян, брали с них отступное во избежание проволочек и наездов приставов и рассыльщиков. Другие, напротив, работали для других и, точно как итальянские bravi* [Наемные убийцы] кинжалом, служили своим искусством тем, которые у них его покупали. Хотя их и преследовали и клеймили позором, но правительство вместе с тем покровительствовало само доносам, когда они касались его интересов. Таким образом, служилый человек, помещик или вотчинник, если открывал за своим товарищем какие-нибудь уклонения от обязанностей службы, влекущие потерю поместья, то вознаграждался именно тем самым поместьем, которое отнималось у того, кого он уличал. Оттого между служилыми людьми не было товарищества; все друг другу старались повредить, чтоб выиграть самим. Но всего действительнее для ябедника, всего опаснее для соперника было объявление слова и дела государева, т.е. обвинение в нерасположении к царю. Обвиненного подвергали пыткам, и когда он в бреду страдания наговаривал на себя, то казнили, — что нужды, что он мог быть невинен? Дело, касавшееся высокой особы, было столь важно, что невелика беда, если за него пострадают и невинные. Нигде не было откровенности; все боялись друг друга; негодяй готов был донести на другого, — всегда в таком случае можно было скорее выиграть, чем проиграть; от этого в речах господствовала крайняя осторожность и сдержанность. Шпионов было чрезвычайное множество: в ряды их вступали те бедные дворяне и дети боярские, которые за уклонение от службы, тоже по доносу других, лишились своих поместьев; они вторгались всюду: на свадьбы, на похороны и на пиры — иногда в виде богомольцев и нищей братии. И царь, таким образом, многое знал, что говорилось про него подданными.

Писатель  Сергей Довлатов, в свое время очень точно сказал и о советском времени:
“Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить – кто написал четыре миллиона доносов?”

ПЫСЫ. А это анегдот в тему:

 - Папа, а учительница попросила меня рассказывать про все наши проделки в школе и то что говорят про нее другие ученики, но ведь это не хорошо доносить на друзей. А, пап?
 - Сынок, если это делается ради нашего государства Россиюшки, так это не донос, а бдительность, а школа это часть государства, так что  этот поступок является благородным. Вы же проходили тему про героя Павлика Морозова, который так же поступил.
Так повелося на Руси, даже великие князья такие как святой князь Александр Невский сообщал своему Царю -- Хану о враждебных намерениях своего брата Андрея.