necto_shuhrich (necto_shuhrich) wrote,
necto_shuhrich
necto_shuhrich

Categories:

И еще один Хуго

Или ловкость рук и никакого мошенства - как правильно отжимать современные технологии.

Из цикала "Сделано в Руссккожопии"



Хуго Юнкерc (Hugo Junkers) родился 3 февраля 1859 г. в Рейдте,

Юнкерс и большевики

16 апреля 1922 г. во время генуэзской конференции в городке Рапалло был подписан государственный договор между Германией и Советской Россией, который стал основой для широкого сотрудничества в различных областях, в т. ч. в авиационной. Не прошло и месяца, как первый «Юнкерc» F13 появился в советской столице. А с 15 июня на нескольких арендованных самолетах этого типа товарищество «Авиакультура» стало выполнять рейсы из Москвы в Нижний Новгород, где в это время работала Всероссийская ярмарка. Это была первая в России регулярная пассажирская авиалиния, правда, работала она всего 2 месяца.

[Spoiler (click to open)]

В следующем году было основано общество воздушных сообщений «Добролет», для которого у Юнкерса заказали 14 самолетов F13, получивших в СССР обозначение Ю-13. По данным В.Б. Шаврова, в общей сложности Советский Союз приобрел до 20 таких машин. Кроме того, было закуплено еще несколько десятков грузовых W33 (ПС-4), представлявших собой модификацию все того же F13. Благодаря своей высокой надежности и хорошим эксплуатационным качествам они использовались вплоть до 1941 г.

Для СССР фирма Юнкерса создала на базе пассажирского G24 бомбардировщик К30, который более известен под советским обозначением ЮГ-1. Некоторые агрегаты самолетов делали в Дессау, а окончательную сборку проводили в Швеции. По различным данным, было поставлено 20-30 таких машин. В начале 1930-х гг. их «демобилизовали» и перевели на работу в народное хозяйство.

Большие надежды советская и германская стороны возлагали на концессионное предприятие Юнкерса, которое начало работу в СССР в соответствии с договором от 29 января 1923 г. В Москве ожидали быстро получить современные самолеты, прежде всего боевые, и новейшие авиационные технологии. В Берлине стремились обойти версальские ограничения и дать возможность национальной компании создавать военную авиатехнику. Германское правительство придавало настолько большое значение этому проекту, что выделило Юнкерсу для его реализации 8 млн. марок золотом. Начало выглядело многообещающим, и Юнкерc рассчитывал получить в дальнейшем немалую прибыль.

По договору ему предоставили пустующие цеха завода в Филях (тогда вблизи Москвы), где предстояло организовать производство цельнометаллических самолетов и авиационных моторов. Уже в 1923 г. там развернули серийный выпуск двухместных одномоторных разведчиков: поплавкового Ю-20 и сухопутного Ю-21. Предприятие быстро развивалось, и к началу 1925 г. на нем работало более 1000 человек, чуть ли не 20% занятых во всем тогдашнем советском авиапроме. Однако у сторон вскоре выросла целая гора взаимных претензий. Так, советских военных не удовлетворяли характеристики поступавших из Филей самолетов. Юнкерc не получал ожидаемой прибыли, т.к. расходы постоянно росли, а закупочные цены были оговорены первоначальным соглашением. К тому же политики в Москве и Берлине относились друг к другу все с большим подозрением, что оказывало существенное влияние на развитие событий вокруг предприятия. Советская сторона стала искать способ избавиться от Юнкерса. Найти формальные причины особого труда не составило, и был выставлен ряд претензий, включая неналаженное производство авиадвигателей. В результате в марте 1926 г. действие договора аннулировали. Все имущество завода, включая чертежи (!), перешло в собственность СССР.

Нельзя сказать, что Юнкерса ограбили, ведь советское правительство заплатило его фирме неустойку в 3 млн. руб. золотом. Сам он нес определенную часть ответственности за столь быстрый крах концессии. Например, как пишет Д.А. Соболев в книге «Немецкий след в истории советской авиации», из 8 млн. марок, выделенных Германией «на производство боевых самолетов в СССР, фирма «Юнкерc» инвестировала на эти цели только чуть больше 2 млн.», а остальные деньги пошли на нужды завода в Дессау и другие проекты.

Безусловно, в наибольшем выигрыше от деятельности концессии остался Советский Союз. И дело не в тех 170 самолетах, что построили с немецким участием в Филях. В Стране Советов появилось полностью укомплектованное современное предприятие для производства цельнометаллических самолетов, легальными и нелегальными методами удалось заполучить необходимую техническую документацию, обрели квалификацию свои специалисты, проработавшие несколько лет бок о бок с германскими коллегами.

А после изгнания немцев из Филей там стали строить ТБ-1, который был создан под явным влиянием Юнкерса. Это хорошо видно хотя бы по конструкции лонжеронов и нервюр крыла туполевского «бомбовоза».

Филевский завод получил номер 7  и вошел в состав Авиатреста. На его территорию было перемещено оборудование ГАЗ № 5 "Самолет" (бывший "Моска"), имевшего опыт ремонта цельнометаллических самолетов. Следует отметить, что прекращение сотрудничества с "Юнкерсом" не привело к отъезду всех приехавших специалистов обратно на родину. Экономическое положение веймарской Герма­нии не внушало радужных надежд, поэтому многие сотрудники предпочли остаться в Советской России на этом же заводе. Кроме того, еще до расторжения концессионного договора с "Юнкерсом", руководству ВВС удалось склонить к сотрудничеству двух сотрудников немецкой фирмы - Шаде и Черзиха, которые с группой других немецких инженеров (вероятно, также перешедших с концес­сии в Филях) начали развертывание металлического авиастроения на ГАЗе № 5. Впоследствии, видимо, все немецкие инженеры были переведены обратно на завод № 22. Почти все они были репрессированы в 1937-1938 гг. как "фашистские шионы".
По руССки отблагодарили "Почти все они были репрес­сированы в 1937-1938 гг. как "фашистские шпионы"
С предателями так и поступаютю. Карма


Как проходила операция "Развести лоха"

В связи с тем, что руководство фирмы «Юнкерс» ревниво оберегало от советских специалистов, работавших на заводе в Филях, свои производственные секреты, иногда приходилось прибегать к нелегальным методам. В секретном докладе П. И. Баранова Председателю РВС К. Е. Ворошилову (ноябрь 1925 г.) сообщалось:

«Считаю необходимым доложить о возможности постановки производства металлических самолетов на заводе концессионера собственными силами.

I. Личный состав.

1) Главный инженер Юнкерса Шаде и его помощник Черзих состоят на службе в Авиатресте.

2) Группа инженеров Юнкерса в 10 чел. также.

[Spoiler (click to open)]

3) Поддерживается связь с техсоставом концессионера, выехавшим в Дессау. При первой надобности они могут быть без труда привлечены для работы в СССР, о чем имеются их устные, а частью и письменные заявления.

4) Рабочая сила с возобновлением производства, ранее занятая на заводе, возвратится в значительной части, вследствие хорошей оплаты.

II. Конструкторское Бюро.

1) Бывший конструктор завода Мюнцель может быть привлечен. Связь с ним поддерживается.

2) В данное время зондируется возможность привлечения бывшего конструктора завода Дорнье, ныне работающего у Юнкерса по сбору для нас тяжелых опытных бомбовозов.

3) Для конструкторской работы может быть привлечен Туполев, инженер ЦАГИ. Может быть использован как поставщик новых конструкций опытный завод ЦАГИ.

III. Организация производства.

1) С завода Юнкерса секретным порядком были изъяты все необходимые чертежи, материалы и пр.

2) Группа русских инженеров, ранее работавших у Юнкерса, на основании этих материалов и своего опыта во всех деталях разработала организацию производства, шаблоны, станки, карточную систему учета и прохождения заказов и т. д. Этой разработкой группа инженеров была занята в течение нескольких месяцев. Результаты этой разработки отчасти использованы при ремонте Ю-20, Ю-21 и Ю-13 и при постановке в производство разведчиков ЦАГИ на заводе № 5.

3) Мы имеем все чертежи и материалы для немедленной постановки в производство Ю-20 и Ю-21, изготовлявшихся Юнкерсом, а также Ю-21с, заказ на каковой не был открыт ввиду расхождения в ценах.

4) В данное время на заводе № 5 идет приспособление (чертежи, шаблоны, инструменты и пр.) производства разведчиков ЦАГИ. Это без труда можно будет перенести на завод концессионера.

IV. По условиям личного состава, организации производства, конструкторских работ завод Юнкерса в течение двух месяцев с момента перехода его в наше распоряжение может быть подготовлен для серийного производства самолетов»,

Все это дало основания Политбюро ВКП(б) начать свертывание сотрудничества с «Юнкерсом». В его решении от 12 ноября 1925 г. содержались следующие директивы:

«— Предложить ГКК изменить так условия договора, чтобы обеспечить наиболее выгодное его прекращение.

— Поручить Дзержинскому и Ворошилову обсудить меры по расширению собственного авиационного производства, привлечь иностранных специалистов»

Выполняя указания партийного руководства страны, Главный концессионный комитет направил «Юнкерсу» новый вариант концессионного договора, в котором величина гарантированного годового правительственного заказа была снижена до 8 млн. рублей, сокращены сроки подготовки немцами филевского завода для серийного выпуска самолетов и моторов, указывалось на необходимость принятия концессионером мер для снижения стоимости его продукции. Казалось бы, что после этого немецкая сторона непременно должна была отказаться от подписания договора, а так как в этом случае она формально явилась бы инициатором прекращения переговоров, это давало СССР преимущества в спорах об условиях аннулирования концессионного соглашения.

Однако неожиданно немцы стали проявлять уступчивость. Как выяснилось позднее, это было вызвано тяжелой экономической ситуацией, в которую попала фирма «Юнкерс» из-за конфликта с германским правительством по финансовым вопросам.

8 февраля 1926 г. ГКК обратился в Политбюро в запросом. В нем говорилось:

«…В настоящее время прибыл в Москву представитель „Юнкерса“ г-н Заксенберг. В разговоре с ним создалось впечатление, что он не только готов будет подписать наш первоначальный проект договора, но, возможно, пойдет на соглашение и по ухудшенному для концессионера нами проекту. Так как в этом случае директива Политбюро о разрыве не будет выполнена, ибо затруднительно будет после соглашения с Заксенбергом опять ухудшать для концессионера наш проект договора, то необходимо указание Политбюро, как понимать его решение от 12.XI.25 г. и нужно ли теперь еще настолько ухудшать для концессионера наш проект договора, чтобы он без сомнения оказался неприемлемым для „Юнкерса“».

После обсуждения вопроса с Барановым и Дзержинским, 4 марта 1926 г. Политбюро дало указание о расторжении договора с фирмой «Юнкерс». Советскую авиацию было решено развивать, полагаясь, главным образом, на собственные силы.

Это постановление явилось переломным моментом в истории отечественной авиации. Вместо лицензионного строительства зарубежных самолетов и эпизодического создания собственных опытных образцов, началась планомерная и систематическая работа по развитию отечественного самолетостроения. К 1930 г. темп производства советских самолетов составлял уже более 1000 экземпляров в год.

Tags: Авиация, Роисся вперде!, Русский дух
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments